Особенности расторжения брака

Antescript.

   Развод - одно из величайших достижений человечества. Чтобы влюбиться, достаточно и минуты. Чтобы развестись, иногда приходится прожить двадцать лет вместе. Да здравствует развод, господа! Он устраняет ложь, которую я так ненавижу! Барон Мюнхгаузен (к/ф "Тот самый Мюнхгаузен", Мосфильм, 1979 г.)

     Однажды адвокат нашей семьи сказал: "Две самые дорогие вещи, которые может позволить себе Рокфеллер, — пойти в политику или развестись". Девид Рокфеллер.

Итак, к делу.

 

На днях участвовал в деле о расторжении брака в одном из районов Московской области. Совсем, казалось бы, "простое" дело и беспроигрышное для истца, поскольку практически все дела о разводе заканчиваются, собственно, разводом. Ан нет, не так всё просто…

По долгу службы госпоже Фемиде я вынужден предугадывать все возможные варианты развития событий. И даже в таком заурядном деле всегда есть что замыслить. Суть в том, что истец - в данном случае супруга, в качестве оснований иска перечислила весь мыслимый ею негатив о своём супруге (моём доверителе), отношением коего к себе она была изрядно недовольна. Исходя из деловой этики, я, будучи его поверенным, уклонюсь от изложения сих изречений.  😐

В силу закона ответчик может либо признать иск, либо не признать. Несогласие ответчика с разводом влечёт необходимость заявления им ходатайства об отложении суда на другой день для возможного примирения супругов, которое не нужно ни истцу ни ответчику. Ответчик согласен был развестись. Но в случае признания им иска его мог ждать очень неприятный сюрприз. Дело в том, что при признания иска суд не выясняет все обстоятельства дела и автоматически удовлетворяет требования. Это обязанность суда. Но вот после суда истец возглашает заветную фразу о том, что раз ответчик согласился на развод, признал иск, следовательно он признал и обстоятельства изложенные в иске. Включая всё что угодно, например, угрозу убийством… 🙁  И для истца наступает торжественный момент обращения в полицию с истребованием протокола судебного заседания с признанием ответчиком иска! И у ответчика, м-мда, начинаются неприятности. С таковыми я неоднократно сталкивался в своей практике.

На данный фактор я обратил внимание мирового судьи. Однако по ведению судьи ни это обстоятельство, ни моё мнение, не имеют под собой объективной основы, не являются состоятельными и не могут быть принято судом, так как этим судом не рассматривается вопрос об уголовной или административной виновности ответчика. Суд выясняет лишь основания невозможности сохранения семьи, установленные исключительно семейным законом.

Каково же было на следующий день удивление моего доверителя, когда как и предрекалось мной, "пока ещё супруга" обвинила его во всех перечисленных в иске грехах и объявила о намерении привлечь его к ответственности.

Однако нами в суде были приняты меры защиты, которые к будущему разочарованию истицы, гарантированно сведут на нет все её возможные попытки посягательства на права моего подзащитного. И в случае каких-либо попыток с её стороны повалить моего подзащитного на асфальт, нами будут приняты серьёзные контрмеры. Какие именно способы защиты были нами приняты, вы можете узнать у меня на консультации. Защита интересов ответчика удалась благодаря его доверию ко мне и строгого следования моим советам. Доверительное отношение доверителя к поверенному всегда был одним из основополагающих факторов успеха судебных споров.

При выражении мнений спорящим сторонам следует быть осмотрительными в любых, даже самых "безобидных" судах. Изначально "лёгких" судов попросту нет. Любой процесс из простого может внезапно перейти в сложный. Может статься вдруг на какой-то бумаге не окажется нужной печати или подписи, либо не совпадёт дата события, либо свидетель оговорится не в пользу своей стороны, либо кто-то попросту не явится в суд и проча и проча и проча. В суде следует добросовестно пользоваться своими правами, быть взаимовежливым и внимательным.